Сегодня мы беседуем с молодым, талантливым архитектором, сооснователем компании ivanovderbinlab, преподавателем курса  3D Max академии дистанционного обучения для дизайнеров Time Digital – Сергеем Дербиным. Его знания будут полезны не только для начинающих, но и для более опытных архитекторов и дизайнеров, так как технологии и принципы работы, которыми обладает компания ivanovderbinlab, явление для Украины уникальное.
  TimeDigital.org — Здравствуйте, Сергей! Расскажите вкратце о себе: где вы учились? Долго ли работаете в сфере проектного моделирования?   Интервью с Сергеем Дербиным Сергей. Здравствуйте! Я очень рад представившейся мне возможности поделится своим опытом с коллегами и просто с интересующимися людьми! Мне 25 лет, и всего несколько месяцев назад мы с моими коллегами, – Арсением Ивановым и Антоном Выборным, – закончили «Приднепровскую Государственную Академию Строительства и Архитектуры», но настоящая работа началась для меня ещё за долго до поступления. В это время я работал в одном из днепропетровских архитектурных бюро и уже знал как выглядит моя будущая специальность изнутри. Первый курс обучения в академии пролетел незаметно, а вот на втором я собрался и начал сотрудничать с несколькими дизайнерскими студиями. Правда работа эта меня мало интересовала. Наиболее полезным опытом «на стороне», т.е. не в академии, для меня оказалась работа в организации по проектированию интерьеров, куда я устроился на четвёртом курсе. Именно там я научился работать напрямую с заказчиком, что значит умение приходить к консенсусу и нести ответственность за работоспособность своих проектов. Там же я почувствовал необходимость в создании своей собственной студии, которая бы позволила мне заниматься проектированием независимо ни от кого.  В общем и целом, говоря о проектах, которые я делал во время обучения скажу, что большинство из них не найти в моём сегодняшнем портфолио, но там содержится, на мой взгляд основное, а именно – знания и опыт, который родом прямиком из этих самых первых работ.   TimeDigital.org-  Кто сейчас является для вас авторитетом в моделировании и есть ли автор на работы которого вы ориентировались?   Сергей. Сейчас я мало интересуюсь «работами художников», то есть готовыми компьютерными моделями различных авторов. Гораздо интересней смотреть на готовый архитектурный объект. Сейчас архитектура вышла на такой уровень, что взглянув на саму форму здания уже начинаешь сомневаться: а смогу ли я повторить хотя бы сам эскиз? То есть авторитетом сейчас является не «3D артист», а использовавший в уже созданных работах весь доступный проектировочный потенциал архитектор. К примеру, можно рассмотреть работы студии Захи Хадид. Да, они заполонили весь интернет, но эту провокацию нужно рассматривать глубже. Во-первых, нонсенсом для архитектуры является настолько сильный женский авторитет (опустим здесь гендерную политику – мы говорим о реальном положении вещей в архитектурной среде). А во-вторых – Заха Хадид создала архитектуру, которой сейчас пытаются подражать все. И глядя на них, становится ясно почему, ведь здесь разрешено всё – от банальных утилитарных задач до высокохудожественных архитектурных провокаций. И не менее важен тот факт, что эти весьма смелые проекты Заха Хадид успешно продаёт и реализует. Таким образом, говоря об авторитетах я бы назвал таковыми людей, которые умеют пройти путь от скрупулезного просчёта мелочей до успешной продажи своих идей.   TimeDigital.org — Каким же образом решается коммерческий вопрос в ivanovderbinlab?   Сергей. Тем фактом, что молодым и достаточно опытным специалистам практически в любой из сфер деятельности вначале приходится достаточно непросто – никого не удивишь. У нас есть и крупные, и небольшие проекты, но для разрешения коммерческого вопроса, о котором вы говорите, мы делаем упор на промышленный дизайн и малые архитектурные формы с одной стороны, и исключительно ориентированное на заработок коммерческое проектирование – с другой. Также делается ставка на школу дистанционного обучения: продажа видео курсов по 3D моделированию, проведение различных Work Shops и т.д. Ещё одна вспомогательная коммерческая сфера — это интернет. Дело в том, что у ivanovderbinlab есть достаточно смелые и радикальные проекты, которые в ближайшее время вряд ли продадутся  в Украине. Интернет же даёт право быть в любой точке мира одновременно. Благодаря таким технологиям как ЧПУ нам не составляет труда делать чертежи, по которым в любой точке мира можно будет выполнять работы от двумерной фрезеровки дерева до создания лит форм под изделия из бетона для крупномасштабного строительства. И это не удивительно, ведь сейчас нет понятия «этническая архитектура». Изначально, как известно, архитектура формировалась под впечатлением от окружающего мира природы. Однако сейчас эта связь утрачена. К примеру, если мы зададим вопрос: «можно ли ту же Заху Хадид назвать английским архитектором?», – то уже сам по себе этот вопрос будет звучать абсурдно, ведь она родилась в Иране, работает в Лондоне, а построек много везде, кроме Лондона. Так же и Норман Фостер, которого называют классиком современной английской архитектуры, на самом деле начинал с Японии и Китая, и только после этого его постройки появились в Англии.  То есть искусство, благодаря высоким технологиям, становится интернациональным. Работа невероятно упрощается, когда по чертежам из любой точки мира робот станок занимается механикой процесса, которую уже не нужно контролировать. Но, разумеется, основной критерий как в моделировании, так и в строительстве – это качество, и в этом плане я уверен в наших проектах на все сто!   TimeDigital.org-  Вы говорите, что у Вас есть база проектов, которые существовали до заказов, т.е. ваши собственные идеи реализуемые в перспективе. Каким же работам вы отдаёте предпочтение: созданию собственных проектов или реализации задач, поставленных заказчиком? Каково различие между ними?   Сергей. Это интересный вопрос, но скажу сразу, что принципиального различия в работе с заказчиком и в проектировании собственных идей – нет. Я всегда делаю ставку на работы заказчиков, но нужно понимать, что человек, обращающийся ко мне или к моим коллегам, хочет видеть свою идею, пропущенную через наше представление. То есть мы всегда стараемся работать с клиентом на его условиях, и параллельно трансформировать работу в свои авторские идеи. Идеально, когда есть золотая середина, а заказчик и автор могут напрямую взаимодействовать. У нас был хороший пример для того, чтобы прочувствовать такое сотрудничество. Один из клиентов заказал у нас кухню, и с самого начала поставил границы, в которых должен был двигаться проект. На досуге мы создали около шести вариантов реализации подобных кухонь, но с внедрением собственных мыслей, изучив которые,  заказчик сделал ставку на авторской работе. В итоге был принят проект, в котором я спроецировал одно из полотен Пита Мондриана на текстуру кухонной мебели: швы стали чёрной решеткой, а цветные прямоугольники – фасадной системой. Идея была смелая, но подкреплённая традицией. Ещё в конце 1960-х классик модернистского дизайна Аширо Курамато сделал комод под названием «Дань Мондриану». Работа являлась по сути прямой визуальной цитатой Мондриана на комоде.  Это изделие успешно по сей день и до сих пор выпускается фабрикой Капеллини. Та же технология конструкции была сделана и нами, только в более широком масштабе. И основной позитивной мыслью, которую я вынес из этой работы, было не то, что нам удалось реализовать хорошей проект интерьера, а то, что в таких ситуациях нам удаётся воспитывать и культивировать собственное представление заказчика. У нас получается действительно интересное сотрудничество. Так что говоря о приоритетах в составлении проектов, я в первую очередь делаю ставку на совместную работу и  взаимную заинтересованность.

Галерея проекта «M» Kitchen

  TimeDigital- . Над какими проектами вы работаете сейчас? Какие техники реализуете в работе?   Сергей. Сейчас я прорабатываю множество проектов, и говорить о каждом было бы узурпацией времени читателя, а вот наиболее интересная для меня методика в проектировании архитектуры на данный момент это популярная ныне практика создания объёма через секционную порезку. С помощью неё можно реализовать как те же малые архитектурные формы, так и сложные многоэтажные строения. Само собой эта методика достигла высокого уровня в реализации во многих развитых странах, но в том-то и проблема, что может из-за нашей ментальности, а может быть просто из-за лени, наши соотечественники опускают руки перед достижениями иностранных коллег, и останавливаются на том, что «если это уже сделано, значит нам в этой сфере уже ничего не достичь».  Я с гордостью заявляю, что теми возможностями и технологиями, которыми обладаем мы в ivanovderbinlab, во всей Украине обладает 15-20 человек. Не сочтите за хвастовство, но это действительно так. Сейчас мы прорабатываем технологии американского института MIT, Немецкой школы  Bauhaus, и некоторых других крупнейших «гуру» современной архитектуры. И по-другому нельзя. Если мы хотим научиться делать что-то новое, мы всегда должны быть на гребне волны, и уметь обращаться хотя бы с тем, что доступно сегодня. Как пример применения этой техники, можно показать одну из работ Захи Хадид  http://www.zaha-hadid.com/design/cirrus/

Галерея проекта SB/01    Секционная порезка лавки

Еще я работаю в технике морфинговой анимации. Сейчас эта техника развита в ведущих архитектурных бюро.Сейчас очень востребована  идея внедрения анимации в процесс формообразования будущего объекта. http://www.zaha-hadid.com/design/flow-vase/ ,  http://www.zaha-hadid.com/design/citco/

Морфинговая анимация на паттернах

Еще можно рассмотреть пример морфинговой анимации в работе Dalian international conference center. Здесь я хотел бы обратить внимания на люверсы. В похожей технике мы делали проектное предложение в «Космоцентр» г. Днепропетровска.  Dalian international conference center Еще одна техника, которая меня привлекает это  NURBS моделирование. Этот способ используется в моделировании различных предметов и кончено же нашел себя и в концептуальной архитектуре. Эта техника взята на вооружение уже выше упомянутым бюро Zaha Hadid architects. Вот эти проекты они делали именно такой техникойhttp://www.zaha-hadid.com/architecture/nordpark-railway-stations/http://www.zaha-hadid.com/design/aura-villa-malcontenta/http://www.zaha-hadid.com/design/belu-bench/http://www.zaha-hadid.com/architecture/changsha-meixihu-international-culture-art-centre/ Одна из наших, ivanovderbinlab, работ выполнена в аналогичной технике. Это конкурсный проект в Чикаго.  ivanovderbinlab В дополнение к проекту мы сделали анимационный ролик   TimeDigital.org-  Скажите, а была ли у Вас сложность в освоении компьютерных программ по 3d моделированию? Как Вы добились успеха именно в этой части работы, ведь в современной украинской системе образования, как известно, и по сей день не существует академического подхода к работе с компьютерным моделированием?   Сергей. Безусловно, сначала было сложно, но по большей части эта сложность состояла не в механической составляющей работы с компьютером, а в дефиците информации о программном обеспечении. Я начинал увлекаться компьютерным моделирование в период, когда в стране ещё не было «интернет бума». В основном приходилось очень долго отсеивать информацию с иностранных сайтов и работать практически вслепую. К примеру, 3D Max я открыл для себя в 12 лет, и это было время, когда для большинства наших соотечественников, которые утверждали, что работают в этой программе, в принципе не существовало такого понятия как «готовая 3D модель». В основном все задумки оставались на уровне «почти готово», «почти сделал». Тогда ещё не существовало технологии моделирования NURBS, а пластическое моделирование, которое делается сейчас в отдельных программах, тогда делалось всё в том же 3D Max, и модели, как правило, были очень низкого качества. Теперь, оглядываясь в прошлое, у нас с коллегами возникт вопрос, а почему бы не сделать собственный учебный продукт, который будет учить быстро и эффективно – так, как бы мы хотели в своё время учить себя? Именно в этом и состоит принцип работы Time Digital. Да, это коммерческий проект, но его основная цель – это поднятие общеобразовательного уровня. И это вопрос не только регионального значения: на всей территории Украины можно на пальцах пересчитать людей, которые занимаются компьютерным моделированием на высоком профессиональном уровне, а это значит, что ни о какой «культуре моделирования», даже в масштабе отдельного региона, не может идти речи. В перспективе исправление этой ситуации является одним из важнейших векторов нашей работы в TimeDigital.org   TimeDigital.org — А если говорить конкретно о программах, то какие предпочтения у Вас существуют? Отдаёте ли вы преимущество в работе одной или нескольким программам?   Сергей. Разумеется, предпочтения есть, но я стараюсь работать на стыке нескольких программ, так как моделирование предполагает несколько фаз работы, причём это напрямую зависит от поставленных задач. Если для создания образа вполне сподручен тот же 3D Max, то параллельно с ним я использую Revit и Rhinoceros, а иногда даже Real-Flo, которая напрямую не связана с архитектурой вообще, но вполне применима для создания отдельных частиц и форм, которые сейчас достаточно просто приобщить к процессу создания модели. Для сложных проектов мы с коллегами, всё же отдаём предпочтение программе Revit, но как бы там ни было, результат заказчику приходит в виде альбома чертежей, а вот где ты их сделал должно волновать только тебя самого – основным критерием всегда остаётся качество выполненной работы. И эта схема работает как в Украине, так и на Западе: часто можно столкнутся с очень сложными проектами невероятно высокого уровня, которые были созданы в AutoCAD или ArchiCAD.  Наибольший потенциал в моделировании зависит всё-таки не от программы, а от методологии работы в ней, т.е. это напрямую зависит от специалиста.  Если говорить конкретно об ivanovderbinlab, то мы видим множество скрытых возможностей в морфинговой анимации. Эта технология пришла к нам из механизмов создания спецэффектов, и наша заслуга состоит в том, что мы смогли увидеть в ней огромный ресурс в плане создания  формообразований, чего фактически невозможно было добиться с помощью ручного моделирования. Именно здесь, на мой взгляд, стирается грань между «творцом» и «машиной»: вектор задаёт проектировщик,  результат собирает компьютер, а середина – внезапна. Так или иначе, я всегда приемлю многоплановость в подходах и многовекторность в решении задач, и считаю невероятным преимуществом нашего времени тот факт, что софт существует на любой цвет и вкус, так сказать.   TimeDigital.org — Расскажите на последок о своих перспективах в плане индивидуальной работы и работы с другими специалистами. Что бы Вы пожелали нашим читателям?   Сергей. Вопрос о перспективах всегда предполагает максимально широкий подход, но я постараюсь локализировать ответ, и остановиться на одном очень важном аспекте. Дело в том, что я уже упоминал об уникальности технологий, которыми обладаем мы с моими коллегами. Для Украины это действительно новый продукт и по-настоящему новая методология работы. Но трудность локальных авантюристов-первооткрывателей состоит в том, что без поддержки со стороны таких же энтузиастов не удастся создать ни представление о современной архитектуре у потребителя, ни понимания того, зачем нужно воплощение таких смелых решений, ни даже достаточно твёрдый фундамент для развития и воплощения идей современных архитекторов и дизайнеров. Таким образом на данный момент наши перспективы напрямую связаны с тем, что я хочу пожелать нашим читателям: объединение и сотрудничество является основной нашей перспективой, и именно понимание важности этой задачи я хочу донести до читателя. Большинство читающих моё интервью сами занимаются проектированием и, возможно даже реализацией своих проектов, а значит перспективы каждого архитектора и проектировщика – это в первую очередь перспективы всех специалистов работающих в данной отрасли. Мы ищем контакта с каждым заинтересовавшимся и открыты для сотрудничества.   TimeDigital.-  Спасибо за исчерпывающие и интересные ответы! Я уверен, что читатель заинтересуется вашими достижениями и достижениями современной архитектуры вообще. Желаю удачи!   Сергей. Спасибо!